Мосты и дороги Римской империи

7 октября 2015

Экскурсии по Валле д'Аосте

Маршрут экскурсии: до Автономной области Италии Валле д'Аоста  - от Турина (40 мин.), Милана (1,5 часа), Шамони (20 мин.), Женевы (1,5 часа), Анси (2 часа) и т.д. Далее экскурсия по объектам, продолжительностью от 3 до 5 часов.
Контакты: +33771932207; bannikoff@gmail.com

 

Пути Римской Империи

После завоевания Эпоредии, современной Ивреи, прошло более ста лет, прежде чем Рим сумел включить в состав Империи долину Аоста. Событие это имело место, точнее, время в 25 году до нашей эры, а поскольку империи – это дороги, постольку все древнеримские мосты относятся именно к этому периоду. Иные реки уж сменили русло, а эти мосты все стоят памятниками инженерной мыли периода развитой античности. Что-что, а собирать камни, и складывать из их государство древние римляне умели, опутав полконтинента сетью консульских дорог, простиравшиеся через реки и перевалы из Рима к «бурному морю бриттов далеких», и к «Рейну Галльскому», в «земли Испании знойной», - все эти пути, воспетые Гаем Катуллом, пролегают здесь, через эту долину, одну из стратегических «развязок» европейской цивилизации, формировавшейся тогда же, когда строители мостили эти дороги. Сегодня эти дороги - маршрут нашей экскурсии по Валле д'Аосте.

Артерии цивилизации

На древнеримских картах консульская дорога Виа Франчиджина, Дорога Франков, маркирована двумя башенками – знак пути особого значения. Информацию о действующих в римское время дорогах по Валле д’Аоста можно было получить из римских же источников Itinerarium Antonini - разновидность дорожного справочника III века нашей эры, и иллюстрированного Itinerarium pictum IV век нашей эры. Оригиналы источников утрачены. Нам о них известно по копии XIII века в документе Tabula Peutingeriana (Хранится в Венском национальном музее).
Вдоль течения реки Дора Балтея магистральная трансальпийская дорога существовала с III тысячелетия до нашей эры, однако римляне, во избежание паводков, строители свою консульскую дорогу прокладывали заново по террасам на значительной высоте, для чего приходилось рубить скалы, строить мосты и арки, и, конечно же, ее мостить камнем. Консульская дорога вела от Эпоредии (Ивреи) до Августы Претории (Аосты) после чего раздваивалась, та, что направо вела на север через Альпис Поэнина (Alpis Poenina, Большой Сен-Бернар) в Гельвецию (Швейцарию) и далее к Ла Маншу к землям бриттов, та, что шла на запад и на юг через Альпис Грайя (Alpis Graia, Малый Сен-Бернар), уводила по землям южных галлов к Сантьяго ди Кампастелла. Но, сегодня мы не пойдем так далеко, поскольку наша экскурсия ограничена пределами Валле д'Аосты, хотя летом можно ее продлить за перевал Большой Сент-Бернар, и посетить такие экзотические места в землях древних аллоброгов, современной Швейцарии кантона Валле, как подземное озеро Санкт-Леонарда, а потом уехать на экскурсию вокруг Женевского озера. Здесь все близко.

Мосты времен и расстояний. Пункты нашей программы

В силу стратегической важности местных дорог, на территории Валле д’Аоста по сей день сохранились несколько римских мостов, по всем можно ходить, по некоторым даже ездить на машине.
Мост Leverogne, коммуна Arvier.
Мост-акведук, в деревне Pondel.
Мост через старое притока реки Батиер, Аоста.
Мост Шатильона.
Мост Сен-Венсана.
Мост Понт-Сан-Мартена.

Римляне строили мосты разных типов, в зависимости от условий местности, текущих возможностей и стратегических потребностей: это могли быть мосты, переброшенные через ряд лодок, заякоренных носами навстречу течению, деревянные мосты или смешанного типа – каменные опоры и деревянные настилы, и полностью каменные мосты. Для римлян в проектировании мостов не было единых незыблемых и универсальных технологических стандартов - каждый мост был уникален, поскольку при строительстве применялись технические решения, разработанные именно для данного конкретного места. То есть древнеримские проектировщики и строители мостов каждый раз придумывали и создавали нечто уникальное.

Понт Сан Мартен. Объект особого интереса

Коммуна «Мост Святого Мартина» лежит на высоте 345 метров над уровнем моря и простирается до границы с Пьемонтом. Ее название происходит от римского поселения Ad Pontem и имени San Martino, епископа Тура. Мост был построен римлянами до 22-го года до нашей эры на Галльской консульской дороге через поток Лис. Старая римская деревня, выросшая вокруг моста с момента его строительства, ожила в Средние века, когда феодал Понт-сан-Мартена придумал установить здесь пункт сбора пошлин за проезд.
Город и его мост «времена разбрасывать камни» пережили успешно, за исключением бомбардировки 23-го августа 1944 года, когда налет союзнической авиации разрушил значительную часть древних и средневековых зданий. Сам же мост чудом не пострадал. В целом в городе сохранилось множество бесценных памятников архитектуры. Если пойти от площади «1-го марта» вверх вдоль старой тропы для мулов, мы придем к руинам старого феодального замка XI века, так называемого Castellaccio, «Дурного замка». Такое название связано с местными мрачными легендами о лордах Понт-сан-Мартена и их дурной репутацией. С наружи крепостной стены сохранились остатки древней церкви имени Сан Мартина. Вокруг обустроенная зона для пикника. Вдоль муниципальной дороги по направлению к Perloz можно выйти к замку Baraing, построенному в конце XIX века. Сейчас в нем штаб-квартира Горного общества региона Монте Роза. Еще один великолепный памятник - церковь (parish church) Сан Лоренцо и замок Suzey XIII века. Маршрут нашей экскурсии по Валле д'Аосте проходит по этому мосту, и это часть древней консульской Дороги Франков.  

Мосты и черти

Представим на минуту, что мы средневековые крестьяне, живем себе в горной деревне и ничего не знаем про Древний Рим. Что нам думать о происхождении грандиозного моста через ущелье? Кто его построил? Не люди ведь, естественно. Люди так строить не умеют. Может быть, построил Бог? Но что забыл Бог в нашей богом забытой деревне?.. А вот черту тут до всего есть дело. То скот падет, то лавина, то камнепады... Стало быть, и мост этот – чертовых рук дело, не просто же так с него сосед вниз башкой упал? С ума, говорят, сошел. Точно, без черта не обошлось. Никто сам по себе у нас с ума не сходит. Нет, ну мост-то, конечно, полезный, о чем разговор. Без моста в горах вообще не жизнь. Но тогда зачем бы это черту его для нас строить? Чего это он такой добрый? Не иначе, без интриги тут не обошлось. Не иначе как сам святой Мартин в этой чертовщине поучаствовал – на благо людям. А далее события в этой деревне развивались так, как если бы их сценарий писали структуралисты. Святой Мартин вступает с чертом в некие договор-подрядные отношения с целью банального использования дьявольской силы в качестве лошадиной, обустройства коммунальной инфраструктуры и повышения рейтинга – своего и своей организации – за счет конкурирующей стороны. Черт, со своей стороны, выдвинул скромные условия оплаты труда: за геофизические исследования, проектирование, строительные материалы, отделочные работы – за все под ключ, – и за это всего одна-единственная живая душа первого прошедшего по новенькому мосту. Дьявол в этом контракте не уточнил, чья именно душа имеется в виду, полагая это само собой разумеющимся. Святой Мартин этой доверчивостью не преминул воспользоваться и в качестве первой живой души пустил по мосту козла, наставив рога дьяволу.
Так все было или иначе, но постройка моста стала градообразующим предприятием. Мост получил имя не города, но святого покровителя данной местности. Итак, знакомьтесь, Понт-Сан-Мартен, город имени своего моста.

Экскурсии по Италии прекрасно запланировать на время карнавалов

Теперь-то здесь всякий знает про Римскую империю и понимает, что все дело в технологиях, в коих римляне знали такой толк, что и чертям не приснится, а святой Мартин здесь просто мимо проходил. Отель рядом с мостом носит имя «Понте-Романо» – просто «Римский мост», излюбленная тема карнавала – древнеримская история с Юпитером, Юноной, Нептуном на уличных флагах и римскими центурионами, разгуливающими по площадям. Тем не менее черт висит под мостом каждую зиму, и в Масленицу, когда наступает пора встречать весну, к нему навстречу выходит человек в одеждах не то Мартина, не то Сатурна и стреляет в него горящей стрелой из лука. И охватывает дьявольское сердце адово пламя. Звучит музыка, подошедшая бы в качестве саундтрека к самому Армагеддону, динамики конвертируют драматизм момента в мегаватты. Тысячи зрителей, завороженные испепелением дьявола, в священном трепете снимают происходящее на мобильные телефоны, и дьявол улыбается из пламени на тысячах экранчиков одновременно – какая популярность! Кажется, он даже рад происходящему. Сатана устал висеть тут под мостом, как паяц, и теперь он отбывает домой. В ад.
Наивно, однако, предполагать, что дьявола можно вот так легко взять и победить одним чирком серной спички. Он даже тут, в Понт-Сан-Мартене, сгорает не полностью – только плоть его горит, обнажая ребра, а рука с трезубцем, ноги в башмаках и продолжающая улыбаться голова с рогами – все жизненно важные органы – остаются не тронутыми пламенем. Вот такие чудеса... В смысле, чертовщина...
Когда ветер, дующий в арку моста из ущелья Грессоней, раздувал пламя, открывая голову, руки, ноги, становилось несколько жутковато. Казалось, это не чучело горит, а вполне себе человек. Легко было представить себя присутствующим на казни еретика. Вот так же лет 700 тому назад собирался город поглазеть, как корчится в огне обвиняемый в связях с сегодняшним виновником торжества.
Очередной дьявол в очередной раз догорел. В реку Лис осыпались последние искры. Можно праздновать очередную победу сил света над силами тьмы... Салют всему живому!

Небо над мостом взорвалось мириадами огней, и все, что творилось после, нельзя назвать словом «фейерверк». Это было светопредставление, грандиозное шоу живого огня, танцующего под музыку мировых рок-хитов. Невероятно, до чего организованной и разнообразной может быть огненная стихия. Огонь то ручьями струился с моста и сливался с потоком, то стрелял в небо гигантскими цветами, то пугал пулеметными очередями толпу. Древний римский мост то вычерчивался в резких лучах до мельчайшего камешка, то разукрашивался красками во всем видимом спектре, то и вовсе исчезал во мраке. Тезей и Минотавр, Горгона и Персей, Гэндальф и Барлог, Добрыня Никитич и Тугарин Змей, Суса-но-о-но Микото и Ямато-но Ороти – все бы нашли Понт-Сан-Мартен лучшим местом для главной битвы.
Рассыпалась стена огня под «Стену» Pink Floyd, рассеялся дым над водой под коды Deep Purple, под вечную музыку ABBA призраки славы мира слились с темнотой. Живое людское озеро, мерцая бликами мобильников, стало растекаться на реки и ручейки, люди расходились к своим планам на вечер, и каждый уносил в своем телефоне свет погасшего фейерверка.